Истинные причины пищевых расстройств

Прогуливаясь по улице, мы можем встретить множество очень стройных и даже худых женщин. Но их худоба необязательно означает здоровые отношения с едой и нормальное пищевое поведение.

Помимо классических расстройств, существует так называемая «контролируемая анорексия» – хроническое ограничение себя в пище во имя сохранения идеальной фигуры. Если заглянуть в данные статистических исследований, то, как минимум, 7 из 10 худощавых женщин будут иметь серьёзные психологические проблемы. А истинной «стройняшкой» (которая ест, утоляя голод, а излишества, если и бывают, то не влияют на ее фигуру) будет только одна из десяти!

Оставшихся девушек можно будет отнести к двум группам. Первые – это те, кто зависит от страха полноты (кто-то из них в будущем станет анорексиком и будет доводить себя до крайней степени истощения всеми возможными способами). Вторые – это булимики, которые, даже будучи стройными, ощущают себя толстыми и, объевшись, выводят пищу из организма искусственными способами. Есть и третья группа – люди, склонные к обжорству и переживающие по этому поводу, но не избавляющиеся от съеденного. Такие люди постоянно предпринимают попытки похудеть.

Давайте попытаемся выяснить причины формирования расстройств пищевого поведения.

Основой подобных нарушений всегда является зависимость. Это может быть зависимость от навязанного внешнего стандарта, как у анорексиков и булимиков, или зависмость от собственно поглощения пищи и получения вкусовых ощущений, как у людей с компульсивными расстройствами.  Доказано, что в целом среди людей есть как склонные к формированию зависимостей, так и довольно стойкие. Фактор принадлежности к каждой из групп изначально имеет значение при формировании нарушений пищевого поведения.

Но ведущую роль всё-таки играет пережитый в детстве опыт и влияние патогенных семейных систем.

Развиваясь внутри таких систем, патологический детский опыт не даёт возможности решать проблемы эмоционального характера эффективно, у личности не формируется способность построения адекватных человеческих отношений. Это происходит, например, в тех случаях, когда ребёнку в семье не уделяют достаточного внимания, отсутствует одобрение и принятие его индивидуальности. В результате формируется «ложное Я», удобное для окружающих. Ребёнок отказывается от весёлых игр потому, что «у бабушки от них болит голова», или не играет на пианино потому, что «у соседей маленький ребёнок». В дальнейшем, уже в подростковом возрасте, ребёнку начинает мешать это «ложное Я» и на вопрос «Какой я?», ребёнок вынужден ответить «Это не я!» Возникает протестное поведение, девиантность. А если родительский авторитет слишком велик, то подростковый бунт может быть подавлен самим ребёнком, что в дальнейшем выливается в проблемы в личной жизни, в семье. Ребёнок уже не способен отделиться от семьи с целью создания своей собственной, возникают трудности с профессиональной реализацией, с воспитанием собственных детей.

Разделим патогенные семейные системы на четыре условных типа:

1. «Достигатели»

Родители этих детей ждут от ребёнка успешности, которая подразумевает формирование поведенческих реакций и ценностей именно в таком виде, в каком их трактует данная семья. Для кого-то это удачное замужество дочери, для других же – успехи в учёбе и желание видеть ребёнка лучшим учеником в классе, а затем – студентом престижного ВУЗа. Для иных же – важны внешние данные, и, если девочке не посчастливилось родиться с параметрами фотомодели, её будут клеймить всю жизнь.

Главная установка таких семей «Мы должны тобою гордиться». У детей таких родителей заведомо нет права ни на ошибку, ни на переживания и естественное желание её исправить. Такие дети в принципе не могут совершать ошибок.

В результате формируется гиперсамокритичный тип личности – эти люди всегда собой недовольны, все их ожидания – заведомо недостижимы. Такой человек не умеет быть счастливым, придаёт огромное значение чужому мнению. Оценочные суждения других людей – это его единственный ориентир, он до конца жизни должен оставаться «хорошим ребёнком».

Такие люди обладают завышенной самооценкой, но она слишком нестабильна, ибо зависит от мнения окружающих.

Еда для них —  способ себя наградить и обрести успокоение.

2. «Оцениватели»

В таких семьях взрослые всегда знают всё наперёд и лучше тебя.

Характерны такие диалоги:

— Мама, мне больно, я ушибся!
— Нет, это же совсем не больно. Не обманывай.

Или:

— Папа, я боюсь эту собаку!
— Она совсем не страшная, ты не можешь её бояться!

В результате ребёнок начинает считать, что у него нет собственных чувств и эмоций, и в действительности прекращает их различать и узнавать. Таким, каким он является на самом деле – он не нужен никому. Ребёнок превращается в подростка-молчуна, постоянно испытывающего стыд и чувство вины.

С  помощью еды люди из таких семей прячут свои эмоции. Анорексики – лишают себя энергии, чувства гнева и отчаяния уходят в результате того, что человек переживает медленную смерть от кахексии. Если ребёнок из такой семьи стал «компульсивным обжорой», это говорит о том, что еда  для него – единственный дозволенный способ что-то чувствовать. Девочки этого типа часто вступают в созависимые отношения  —  например, создают семьи с алкоголиками. Это происходит в результате очень низкой самооценки.

3. «Смешанные»

Практически все семьи в Советском Союзе являлись таковыми. Коммуналки, женщины, полностью загруженные «семейными делами», пьющие отцы, принятие в семью партнёра своего ребёнка (не давая тем самым ему стать главой собственной семьи). В таких случаях дети вынуждены оставаться детьми —  вместо того, чтобы строить собственные отношения полноценно.

В подобных семьях происходит подмена ролей, бабушки воспитывают внуков, как собственных детей, все ваши личные, и даже интимные дела становятся общим достоянием. Ребёнка убеждают, что друг от друга ничего нельзя скрывать. Если муж переезжает в собственную квартиру или к жене, он продолжает каждый день звонить маме, держит её в курсе всех семейных событий, советуется по каждому пустяку, тем самым провоцируя недоверие жены. Он продолжает стараться быть для мамы «хорошим мальчиком», и в угоду прежней семье жертвует своей настоящей.

Такие люди, пополнев, худеют «ради мамы», чтобы успокоить её, ведь его полноту неизбежно заметят и прокомментируют все члены родительской семьи.

4. «Бесконтактные»

В таких семьях приветствуется подавление чувств, присутствует запрет на их полноценное выражение. Нельзя демонстрировать как положительные, так и отрицательные эмоции. Злиться нельзя – нужно промолчать. Радоваться тоже нельзя – можно только сухо рассказать о своей радости. Нельзя также обнимать и целовать друг друга – есть штамп, что стыдно «лизаться» при детях или слишком их «приручать».  Резко ограничены любые, по мнению родителей, «чрезмерные» проявления эмоций.

Несмотря на внешнюю благополучность, в таких семьях отсутствует важный момент – интимность, настоящая близость. Дети, не понимающие, почему их не целуют и не обнимают, как других детей, стараются изо всех сил, чтобы добиться от родителей обычных «я люблю тебя» или «я тобой горжусь». Внутренне неудовлетворённый ребёнок, постоянно ощущающий психологический голод,в итоге замещает его на физиологический.

У таких детей нет навыков налаживания социальных контактов, у них почти нет друзей, а в дальнейшем они чувствуют скованность в отношениях с партнёром. Они избегают смотреть в глаза сверстникам, их дразнят за чрезмерную застенчивость. Такой ребёнок одинок, он начинает жить в мире фантазий и… есть.

Часто встречаются семьи, сочетающие в себе несколько вышеописанных паттернов. Но во всех случаях еда для ребёнка – способ отключения чувств или их замещения. Ребёнок пытается «хорошо себя чувствовать», не умея этого достичь никаким образом, кроме как через поглощение или отказ от пищи.

Виктория Здорнова, психологическое похудение

Психолог Спб

 

Обсуждение закрыто.

Copyright © . Центр психологической помощи в Санкт-Петербурге.